Никакого трэша, качественный контент only

Рецензия giuser'а от 10 декабря 2016

Написание отзыва на произведение Тима Бертона 2005 года «Чарли и шоколадная фабрика» обогатило мои знания фактом, до сей поры неизвестным. Оказывается, в очень далеком для меня 1971 году, на киноэкраны вышла предтеча Бертоновской картины. Само собой, оказалось очень любопытным посмотреть.


Стоит отметить, что фильм состоялся, благодаря удачному переплетению нескольких обстоятельств. Дочка будущего режиссера картины Мэла Стюарта прочла сказку Роальда Даля. После чего пристала к папе с просьбой снять кино. Сочувствующий папа привлек к соучастию продюсера Дэвида Л. Волпера, которого, в свою очередь, осенила своевременная идея, откуда взять денег на фильм. Как раз в это время знаменитая американская компания по производству еды Quaker Oats Company искала способ заявить миру о новых шоколадках, выпускаемых дочерним предприятием. Волпер сумел убедить контору, имеющую к производству фильмов примерно такое же отношение, как сантехник к огранке алмазов, выкупить права на книгу и вложиться в производство киноленты. Заимев права, компания заодно договорилась с создателем книги о написании сценария.

В результате мир увидел детский фильм, к созданию которого ни одна мейнстримовая контора по производству детского контента, вроде Диснея, не имела никакого отношения. Что весьма положительно отразилось на его качестве. Можно ответственно заявить, что Мэлу Стюарту удалось снять великолепное сказочное кино потрясающего, для 1971 года, уровня. Которое хорошо смотрится даже в настоящее время высоких технологий и компьютерной графики.

В рецензии на Бертоновский вариант я предположил, что смена названий, может быть вызвана акцентами на значимости роли того или иного персонажа. Это был неверный вывод, увы. Фабула первого фильма практически идентична картине 2005 года. Незначительные отличия все же есть, и о них поговорим отдельно. Причины игр с неймингом остаются где-то за кадром.

Вилли Вонку здесь играет первоклассный актер Джин Уайлдер. Без сомнения, знакомый большинству миллениалов по распространенным в сети интернет картинкам-мемам. Кондитерский магнат в исполнении Уайлдера получился просто на пять с плюсом. Немного не от мира сего, слегка с придурью и, в то же время, превосходно сознающий все, что он делает, персонаж с весьма выразительным взглядом. Он вызывает искреннюю симпатию к своему герою, несмотря на достаточно зловещие события, происходящие на его фабрике.

В отличие от Бертоновского римейка, этот фильм, действительно, более жесток. Некоторые утверждают, что даже слишком — мол, сказка не должна быть такой. Не соглашусь. Большинство сказок из нашего детства хлеще на порядок. Чего стоят только сказки Братьев Гримм? Да и Шарль Перро тоже не особо щадил нежную детскую психику. Так что тут все еще относительно безобидно.

На самом деле, ощущение жестокости происходящего на экране происходит от неизвестности, а не от реальных поворотов сюжета. Неизвестно, что стало с детьми и их родителями, пропавшими в недрах фабрики. Зрителям остается полагаться только на слова Вилли Вонки в конце фильма, что с остальными все в порядке. Но вот можно ли доверять словам Вилли Вонка - это отдельный большой вопрос.

В картине есть сцена, где Вонка впервые предстает перед публикой в день встречи фигурантов с золотыми билетами. Он весьма убедительно хромает, опираясь на трость до ворот и, внезапно производит неожиданный кувырок через голову. После чего нормально ходит. Прикололся типа. Так вот, весь этот экшн был добавлен в картину по весьма убедительной просьбе Джина Уайлдера, которую тот озвучил после прочтения сценария. Когда режиссер закономерно поинтересовался, - а собственно, зачем? - Джин ответил, что он хочет, чтобы никто не знал в дальнейшем, говорит его персонаж правду или ложь. Если бы эту сцену не вставили, Джин отказался бы от участия в съемках.

Кстати, сценарист Джон Аугуст, автор сценария к фильму 2005 года, посмотрев данную картину уже после написания собственного сценария, весьма удивился, что она «злее», чем его вариант.

Еще один аспект жестокости заключается в том, что сам Вонка здесь предстает персонажем более многогранным, в отличие от Бертоновского. От образа придурковатого кондитера, щедро одаряющего улыбками окружающих, он может мгновенно перейти к состоянию, являющего нам жесткого, агрессивно чеканящего слова дельца, абсолютно уверенного в своей правоте.

Замечательный актер прошлого столетия Джек Альбертсон играет здесь значимую роль дедушки Джо. Дедушка получился поинтереснее, чем у Бертона, на мой взгляд. По крайней мере здесь он не ходит по фабрике, широко открыв глаза от изумления, а ведет себя на порядок естественнее. Да, восторги и радость присутствуют, но в меру. Плюс время от времени дедушка вставляет смешные ворчливые комментарии весьма к месту. Ну а песня «Golden Ticket» в его исполнении вообще одна из самых знаковых и атмосферных сцен всего фильма.

А вот главный герой, да и все остальные дети мне показались более интересными в версии 2005 года. Чарли, да и прочие играют не очень убедительно и местами довольно плоско. У Бертона характеры детей прорисованы гораздо более ярко и выразительно. По большому счету это же относится и к их родителям.

Интересно, что согласно задумке режиссера, реакция актеров в некоторых сценах была снята спонтанно. Например при первом посещении Шоколадной комнаты. Взрослые и дети увидели эту локацию в первый раз и на камеру засняты их настоящие и неподдельные эмоции. К слову, в этой самой комнате шоколадная река с водопадом были сделаны из воды, шоколада и крема. Крем к конце съемок слегка протух и стал невообразимо вонять.

В заключение хотелось бы упомянуть о смысловой конструкции фильма. Здесь она складывается из двух линий. Одна, что порок и глупость наказуемы. Точь в точь как и в более позднем варианте. Более любопытна вторая — что обманывать нехорошо. Данная мораль проходит красной нитью через весь фильм, для реализации чего был введен персонаж мистера Слагворта, якобы конкурента Вонки, который обещает детям плату за продажу сведений о тайных технологиях последнего. Вроде как в книге Роальда Даля такого не было и в версии Тима Бертона ничего подобного не присутствует. Остается только догадываться, было ли это добавлено специально с целью повышения общего морализаторского уровня киноленты. Или, как утверждают некоторые, явилось отражением эпохи холодной войны, когда шпиономания являлась неотъемлимой частью повседневной жизни американской публики. Вполне возможно. Тем более, что воплощение получилось достаточно топорным и выбивающимся из общей канвы фильма.

Тем не менее, в целом о картине можно сказать, что это чудесное кино. Однозначно можно сказать, что здесь гораздо больше жизни и естественности, чем в выхолощенной картинке Тима Бертона. У которого это является художественным приемом, разумеется, и не является недостатком. Вонки абсолютно разные и у Джина Уайлдера мне он нравится гораздо больше. Есть много моментов, которые сделаны более профессионально и интересно с учетом громадного разрыва в технологиях. К примеру, рекомендую обратить внимание на сцену производства различных шоколадных изделий в самом начале фильма. Выглядит потрясающе вкусно. Да и вообще весь фильм снят очень атмосферно, в духе, что называется, старого доброго Голливуда!